Социальный импринтинг (Бушуев)

От потенциала к реальным качествам субъекта

Исходное основание для развития – генетический потенциал новорожденного

Оказалось, что врожденного образа наседки у птенцов нет. Зато есть программа: признать наседкой первый же движущийся около них предмет, который они увидят под определенным углом зрения (важна не абсолютная величина, а именно угол зрения) в течение первых суток. За этим предметом надо повсюду следовать, а в случае испуга прятаться под него. Мимо вылупившихся из яиц инкубаторских цыплят таскали на веревочке подушку – и цыплята признали подушку своей наседкой. Но эта программа запечатления действует только в течение первых суток, включить ее повторно уже невозможно. Если за первые сутки цыплята не увидели около себя предмета, которое запечатлели бы как наседку – в последующем они не могут признать в качестве таковой никого и ничто.

Доктор биологических наук Б.Ф. Сергеев расширил рамки этих наблюдений. «В наборе генетических программ поведения птиц есть одна, довольно важная. Она включается уже через несколько часов после вылупления из яйца. В ее основе лежит рефлекс следования, т.е. у малышей возникает непреодолимая потребность следовать за любым движущимся предметом, и они, действительно, бегут сломя голову, спотыкаясь и падая, лишь бы не отстать. Каким-то образом «прогулка с лидером», тем более, судорожный бег способствуют сосредоточению внимания на преследуемом объекте и обостряют восприятие птенцов, помогая им в кратчайший срок запечатлеть в памяти образ матери, ведь именно она бывает тем подвижным объектом, с которым впервые сталкиваются ее дети. Процесс запечатления облегчается тем, что именно к моменту первой прогулки у малышей начинается короткий период обостренного восприятия, когда возможно прочное фиксирование мозгом зрительных образов. Если он упущен, потеря оказывается невосполнимой (подчеркнуто нами – Б.В.).

Запечатлеть образ родителей важно и для юных млекопитающих. Особенно наглядно это проявляется у некоторых грызунов, у большинства копытных. У собак чувствительный период, в течение которого и формируются нормальные социальные контакты, длится с четвертой по десятую неделю их жизни. Вот почему именно в это время щенят отнимают от матери. Это необходимо для формирования дружеских связей со своим хозяином. Если первые 3,5 месяца щенята будут расти в полной изоляции от любых живых существ, у них не возникнет нормальных взаимоотношений ни с людьми, ни со своими сородичами». (Сергеев  Б.Ф. Стать гением. – Л.: Лениздат, 1991, с. 72–73.)

Этот феномен и получил название импринтинга.

Импринтинг – это феномен возникновения, развития и проявления способностей  и программ жизнедеятельности животных, заключающийся в том, что в определенные периоды их существования  активизируются способности к формированию определенных свойств и программ жизнедеятельности, закрываясь по истечении этих  периодов, а в другие, столь же определенные периоды, активизируется их проявление.

От импринтинга к социальному импринтингу

До сегодняшнего дня этот термин используется практически исключительно в биологии, хотя объективно необходимо использование его закономерностей и педагогами, поскольку у человека  феномен импринтинга значительно сложнее.

Социальный импринтинг – это то же самое применительно к социальным качествам и программам жизнедеятельности человека.

Б.Ф. Сергеев пишет, в частности: «Запечатление – обязательное условие индивидуального развития всех высших существ. И человек не является исключением. Для того, чтобы ребенок научился различать человеческие лица, он должен в чувствительный период иметь возможность общаться с людьми, видеть их. Такой же период существует и для овладения речью. Если ребенок в течение первых шести лет был лишен возможности слышать голоса людей, наблюдать за речевым общением (а такие случаи известны), позже овладеть речью он не сможет.

Таким образом, запечатление является механизмом экстренной достройки врожденных программ поведения (предрасположенность человеческого мозга к овладению речью тоже генетически запрограммирована), создания пусковых механизмов, которые будут в дальнейшем включать, приводить в действие эти программы, и, наконец, «заучивания» перечня раздражителей, при столкновении с которыми эти программы будут запускаться». (Сергеев Б.Ф. Стать гением. – Л.: Лениздат, 1991, с. 74.)

В данном случае остается всего лишь одна ступень для перехода от человека как биологического существа к субъекту социальной жизнедеятельности, перехода от импринтинга как биологического термина к социальному импринтингу как термину человекознания и обществознания.

Открытие социального импринтинга Гармаевым  А.Ц.

Когда находили человеческих детенышей, воспитанных зверями, эти детеныши так и не могли стать личностями и погибали не позднее юношеского возраста, хотя внешние условия были вполне нормальными. Факт был давно известен, но удовлетворительного объяснения не имел. Никто не связывал его с феноменом импринтинга. Открытие принадлежит выпускнику Московского пединститута Гармаеву Анатолию Цаденовичу.

Загадка подросткового «переходного возраста»

Началось с его интереса к  загадке подросткового «переходного возраста»,   когда родители утрачивают в глазах подростков былой авторитет и подросток начинает ориентироваться почти исключительно на мнение своих сверстников. По результатам исследований в различных регионах страны от 87 до 93% подростков обнаруживали в этот период большую озлобленность, жестокость, агрессивность по отношению к окружающим, эгоизм по отношению к взрослым.

За этим стоит и подростковая преступность, особо опасная своей бессмысленностью, беспричинностью, когда группа подростков может искалечить, а то и убить случайного прохожего «просто так». За этим стоит и рост конфликтов между детьми  и родителями. Это продолжается около 2 лет (12–14 лет у девочек и 13–15 у мальчиков), а затем проявление этой обостренной отчужденности прекращается без всяких видимых причин. Очень важно обратить внимание на то, что сами подростки не могут объяснить того, что с ними происходит. Они не могут объяснить ни причин своей жестокости, ни причин утраты сочувствия к окружающим. Они не могут объяснить даже сами себе, почему в это время для них так важно мнение сверстников. И если даже очень хотят вести себя иначе, получается все то же. Это похоже на действие какой-то скрытой силы, действующей помимо их сознания и воли. Жестокая агрессивность проявляется в их поведении прежде, чем они успевают что-либо осознать. Точно так же не могут они объяснить и причин нормализации.

Это признали объективной закономерностью подросткового возраста, но вопроса о  глубинных механизмах этой закономерности никто не ставил.

Гармаева А.Ц. это не удовлетворило: если это объективная закономерность возраста, то она должна проявляться практически у всех 100% подростков. А между тем остальные 7–13% (в разных регионах исследования выявили разный процент) подростков в этом самом возрасте оказываются на противоположном полюсе по образу своего поведения. Эти подростки проявляют такую заботу, такую нежность, ласку по отношению к страшим, что даже любящие родители приходят в изумление: «Наши же дети нас самих учат заботливости, внимательности к окружающим! Дети учат нас доброте. Мы их, конечно же, этому учили, но не с такой же яркостью, не было прежде  такой силы проявления!» Это тоже продолжается около 2 лет, потом доброта сохраняется, но проявления уже не такие яркие. И в этих случаях подростки также не могут ничего объяснить.

А.Ц. Гармаев оказался достаточно вдумчивым. Его заинтересовало: чем вызваны такие «исключения»?  Кто эти подростки, не входящие в столь подавляющее большинство? И почему те, кто оказался «исключением из правила» – не равнодушные, а полярные по типу поведения? Чем вызван этот второй полюс?

Возникло предположение, что данный «особый возрастной период» не единственный, отличающийся качественным своеобразием, что между прохождением таких периодов в развитии личности существует причинно-следственная связь. И надо же было так случиться, что в его руки попали результаты обследования молодых семей по тем же самым регионам. Оказалось, что такие же цифры характеризуют отношения между собой молодых родителей в период сразу после рождения ребенка. От 87 до 93%  соответственно – семьи, где родители боролись за то, кто в семье будет главный. Прошла эйфория медового месяца, первого года супружества, навалились заботы, многократно усилившиеся с рождением ребенка. И молодая мать, которая больше оказалась привязанной к дому, пытается отстаивать свои права, покушаясь на свободу мужа, а тот пытается защитить свою былую свободу времяпровождения и материальных расходов.

А от 7 до 13% – это оказались семьи, в которых усложнение жизни в результате появления младенца вызвало повышенную заботу супругов друг о друге. Муж, обрадованный появлением первенца, не может всю свою любовь выразить ребенку, который в это время больше в матери нуждается, нежели в отце, и все переполняющее его восхищение благодарно обращает на жену. Она же, удивленная тем, что он теперь с ней обращается лучше, чем до рождения ребенка, лучше, чем в первое время семейной жизни, тоже старается как-то закрепить эти отношения, отвечая еще большим выражением своей любви к такому хорошему мужу. Гармаева А.Ц. не могло не заинтересовать столь точное совпадение цифр, прямо таки диктующее вывод: дети родителей, запечатлевшие в первые годы своей жизни новый подъем любви между родителями, в подростковом периоде возвращают это родителям и всем близким с очень большими «дополнительными процентами». Действительно: в тех регионах, где было больше взаимно любящих друг друга родителей,  оказалось больше и нежных подростков.

Народные обычаи и традиции важны для выживания рода

Стал он собирать материалы о народных обычаях организации жизни семьи, о традициях, заветах, выраженных в пословицах, поговорках, сказках, в письменных документах, в песнях. Обнаружились важные явления. Оказалось, что многие выводы, к которым наши предки пришли методом проб и ошибок,  они не могли объяснить теоретически, но убедились в их жизненной важности практически. И поскольку от этого зависела жизнеспособность рода, они заложили соответствующие нормы в повседневные обычаи и традиции.

Обычай и неукоснительное требование брать в жены женщин только из другого рода (в дальнейшем – в русских деревнях прочно сохранялось стремление брать жен  из других деревень, и чем дальше – тем предпочтительнее) возник за тысячелетия до того, как генетика дала этому теоретическое обоснование. Уже в наше время после длительных поисков причин бурной акселерации (дети начали все больше превосходить ростом своих родителей, а доспехи могучего рыцаря, взятые из музея, не удалось одеть на среднего по современным меркам человека) ученые обнаружили, что акселерация и повышение жизнеспособности детей тем выше, чем дальше отстоят друг от друга географически места рождения их родителей.

Эти нормы выбора партнеров для брака стали, таким образом, передаваться от поколения к поколению, вбирая в себя все новые ценные находки и уроки, полученные ценой тяжелых трагедий. «Так предки завещали, вот так и вы, дети, живите». Не получившие теоретических объяснений природные объективные закономерности продолжали в реальности действовать. Обычаи же обеспечивали соответствие повседневной жизни этим закономерностям.

Научные знания должны занять место обычаев предков

Но так продолжалось только до тех пор, пока большие перемены в жизни общества не начали разрывать последовательную передачу обычаев предков новым поколениям. Веками эти обычаи давали хорошие результаты, но только тем, кто их принял на веру (объяснения все равно не было), в полноте освоил и тщательно исполнял. Теперь вера пошатнулась, контроль старших ослаб, а при урбанизации и вовсе стал ничтожным. Научного же, массово доступного и достаточно убедительного объяснения, обоснования и рекомендаций в духе нового времени выработано не было.  И стали быстро множиться семейные и личные трагедии:  крах семей, рост преступности и даже самоубийств.

Возврата к прошлому нет и не будет, история обратного хода не имеет. Не будет и передачи обычаев от дедов к отцам и от отцов к сыновьям на одной лишь вере в мудрость предков. Не будет эффективного  общинного контроля за повседневным соблюдением давних обычаев.

Повторение этой части материала сделано сознательно в связи с тем, что до сих пор у большинства не только населения в целом, но и у большинства студентов, завтрашней интеллигенции, настрой на максимально творческое освоение знаний такого рода подавляется текущими материальными устремлениями и воздействием слепой стихии рыночных отношений.

Жизненно необходимо для современного общества, для современных семей и для индивидов, стремящихся к сознательному управлению собственным развитием, получить в свое распоряжение выделенные наукой сущности, ранее запечатленные в обычаях прошлого, получить методы согласования с этими объективными сущностями повседневной жизни в современных условиях.

Собранные А.Ц. Гармаевым материалы и открытие, сделанное на их основе, в значительной мере позволяют это сделать.

Как действует феномен социального импринтинга

Оказалось, что такое системное человеческое качество как личность  формируется и развивается, также подчиняясь действию закономерностей импринтинга, но более сложного. Периоды длятся не сутки, и даже не месяцы, а годы. И формируются в эти периоды не только частные, хотя бы и жизненно важные динамические стереотипы поведения, как у животных и птиц, а самые базовые, самые глубинные качества личности. И механизм прохождения этих периодов обусловлен, прежде всего, социальным взаимодействием. Вот почему эту качественно новую ступень природного феномена следует выделить как социальный импринтинг.

Этот феномен действует в различных проявлениях на протяжении всей человеческой жизни волнами по 24 года (рождение –24–48–72–96…) или, если смотреть глубже, спирали – с полуоборотом в 12 лет. В течение полуволны-полуоборота сменяется 5 основных этапов по 2–3 года каждый, повторяясь после прохождения пика в обратной последовательности.

Импринтинг проявляется и в этапности запечатления важнейших программ жизнедеятельности, и в этапности их актуализации. В первой полуволне-полуобороте идет преимущественно запись, формирование базовых свойств или пополнение ранее записанного на новом витке спирального восхождения. В течение второй полуволны формируются, развиваются и закрепляются программы проявления усвоенного ранее.

Есть и связь от начала к концу полуволны – она-то и связывает период от рождения до 3 лет с «загадочным подростковым периодом». И есть связь «по вертикали»: запечатленное в первый период волны актуализируется в своих проявлениях в последнем периоде этой же волны, запечатленное во втором от начала актуализируется во втором от конца и т.д.

Принципиально важно, что социальный импринтинг действует преимущественно на уровне подсознательного.

Это противоречит общераспространенному мнению, нарастающему еще со времен эпохи Возрождения, когда культ науки, культ разума подвигли людей к убеждению о возможности все узнать, все понять, все рассчитать – и построить все желаемое на земле. Тогда возник огромный крен в сторону стремления все логически понять, рассчитать и волевыми действиями изменить, тогда стало опасно недооцениваться подсознательное. Промышленная революция, установление господства рыночных отношений, а затем и научно-техническая революция стали еще более вытеснять чувственно-эмоциональное, резко увеличивая крен в сторону формально-логического.

Социальный импринтинг действует, прежде всего, с основным акцентом на чувственно-эмоциональное. Человек умом может знать и понимать,  что так поступать не полагается, не надо бы, но ему уж очень хочется, так хочется, что и не удержаться. Во многих случаях он просто не отдает себе отчет в том, почему ему именно этого так хочется: «Душа горит, просит, и ничего с собой не могу поделать!»

Этапы действия первой волны феномена (кратко):

Чтобы последующий рассказ ввести в общие представляемые рамки, сделать материал более обозримым, сначала без расшифровки очень кратко назовем все этапы первой волны, а потом уже рассмотрим каждый из них подробнее.

На протяжении последних 6 месяцев до рождения происходит формирование общей установки на эмоциональное восприятие мира и взаимоотношений с ним.

От рождения до 3 лет – запечатление программ эмоционального реагирования на изменения в окружающем мире и уточнение, детализация  программ обобщенного восприятия этого мира. В это время формируются и развиваются способности и особенности  восприятия добра и зла, благодарности и обиды, признательности и равнодушия, нежности и грубости, сопереживания, сочувствия и брезгливой отстраненности. До 3 лет на эмоциональном уровне начинается прорастание или отмирание, если не получит развития, способности любить. Это специфически человеческая способность – любить, а не просто влюбляться (способность влюбляться идет от биологии, от животного мира, способность любить – от социального, от сугубо человеческого мира). Несколько позднее будет показано, что это противоположные состояния индивида. Внешне похожие, но сущностно противоположные, полярные. Будет показано, как эти полярности соотносятся с переходом к состоянию ненависти.

С 3 до 5 лет через игру формируется и развивается воображение, фантазия, и через них формируется способность различать форму и смысл. Игра – это всего лишь форма. В это время формируется и развивается способность индивида видеть «сверхзадачу по Станиславскому». (Для актера недостаточно правильно произносить нужные слова, делать предписанные жесты, изображая какого-то героя – ему нужно обязательно участвовать в решении сверхзадачи, которая в тексте пьесы не обозначена.) В этом периоде во время игр развивается или отмирает зародыш ориентации жизнедеятельности индивида на главный смысл жизни: зачем я живу? Вот тут и записываются программы: «жить, чтобы есть» или «есть, чтобы жить» – что ради чего? где основной акцент?

С 5 до 7 лет формируются внутренние душевные силы для устойчивого нахождения  в истинном трудовом процессе. В это же время формируется программа послушания как форма и глубинный принцип межчеловеческих отношений – не подчинения, а именно послушания.

С 7 до 10 лет формируются и запечатлеваются внутренние основания, внутренние силы устойчивого нахождения в процессе учебы.

С 10 до 12 лет – период формирования программ нахождения и узнавания, оценки собственного места в структуре различных видов деятельности и социальных отношений.

12 лет – это пиковая крайняя точка на уровне освоения. Затем этапы повторяются в обратном порядке.

С 12 до 14 лет – период самоутверждения на применении освоенного. В 10–12 лет он это вбирал, запечатлевал, а теперь это активно проявляется вовне. Теперь нужно не просто найти и узнать свое место – теперь необходимо утвердить за собой это место, оградить его от помех, от посягательств.

С 14 до 17 лет – «повторяется» период 7–10, но теперь на абстрактно-теоретическом мышлении с выходом на философские обобщения и на формирование картины мира в целом. В периоде 7–10 лет самым близким человеком должен был стать учитель. В 14–17 лет – в период выхода на абстракции, на философию, на проблематику Космоса, Земли, человечества – учителя могут быть и заочные.

С 17 до 19 лет – включение в трудовую жизнь и освоение социального почитания старших. Это «повтор» возраста 5–7 лет. Только там было послушание, здесь же – почитание.

19–21 – время перехода на новую ступень осмысления жизни, осмысления уже пройденного пути, время формирования  стратегического целеполагания для своей предстоящей жизни.

21–24 – период «юношеского младенчества» или эмоциональное самоутверждение из подсознания.

Что можно прочесть по данной теме

Брошюра Гармаева А.Ц. Этапы нравственного становления ребенка. – М., 1991. уже стала библиографической редкостью.

На феномене социального импринтинга основаны интересные работы Ленинградского отделения  российского фонда «Земля и дети» под руководством А.С. Валявского, уже выпустившего две брошюры о своей работе: Этическая педагогика. Сборник избранных работ Валявского А.С. Вып. 1. – Санкт-Петербург, 1993; Вып. 2. – Санкт-Петербург, 1994. В 1998 г. С.-Петербургское издательство «ФОЛИО-ПРЕСС» выпустило большую книгу А.С. Валявского «Как понять ребенка».

Хорошо описан период до трех лет в работе одного из основателей фирмы “СОНИ”, основателя Ассоциации раннего развития и школы «Обучение талантов»  Масару Ибука «После трех уже поздно» – М., 1992.

 

Подробнее об этапах действия первой волны феномена…

ЧИТАЙТЕ В ПОЛНОМ ФАЙЛЕ В НАШЕЙ БИБЛИОТЕКЕ (всего 30 страниц):
В.С. Бушуев Социальный импринтинг (закономерности формирования и развития личности)


 1 Бушуев В.С., Крылова Н.В. Актуальные проблемы современной педагогики. Учебное пособие. –  СПб., 2002. (обратно)

 2 Детерминация – включение действия фактора, обладающего подавляющим превосходством над всеми остальными. Тогда: «Эта согласованность оказывается одним из центральных звеньев процесса активизации тех факторов, которые в данный период времени обладают подавляющим превосходством над остальными по своему влиянию на человеческую судьбу и счастье. (обратно)

Add a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *